Новые правила игры

Новые коллекционеры старых мастеров

Предприимчивые дилеры пересматривают приемы ведения бизнеса, приспосабливаясь к переменам на рынке

Сourtesy of Сolnaghi Gallery
Сourtesy of Сolnaghi Gallery

Многие аналитики спешат объявить старых мастеров вымирающим сегментом художественного рынка, возлагая вину за этот видимый упадок на происходящую со сменой поколений смену вкусов, на уменьшение числа увлеченных коллекционеров и редкость произведений по-настоящему высокого качества. Тем не менее недавняя активность в лондонских традиционных оплотах торговли старыми мастерами в районах Мэйфейр и Сент-Джеймс, кажется, свидетельствует о том, что речь идет не об упадке, а об изменениях и адаптации.

В декабре 2016 года после почти трех десятилетий работы давний и преданный поклонник нидерландских старых мастеров Джонни ван Хафтен закрывает галерею на Дьюк-стрит, чтобы продолжить работу из собственного дома на западе Лондона, уделяя особое внимание стремительно растущему интересу к этому сегменту со стороны покупателей из Китая.

Одновременно на рынке не может не сказаться появление новых и энергичных молодых дилеров. Один из символов этой «смены караула» — фигура относительно молодого (ему немногим более 40, но он занимается торговлей с 22-летнего возраста) итальянского дилера Фабрицио Моретти, купившего пространство галереи ван Хафтена и соседнее здание, где раньше находилась галерея старых мастеров Дерека Джонса, чтобы сделать из них единое пространство.

В результате объединения молодых испанских дилеров Хорхе Колла и Николаса Кортеса с одной из старейших в мире коммерческих художественных галерей Colnaghi появилась новая большая галерея на Бери-стрит. А в конце весны на Корк-стрит в Мэйфейре открылась галерея Lullo Pampoulides. Ею руководят Андреас Пампулидес, бывший директор Coll & Cortés (до их слияния с Colnaghi), и специалист по старым мастерам Андреа Лулло.

Подавая свой бизнес в более современном ключе и перестраивая деловые стратегии, эти дилеры приспосабливаются к новым условиям рынка при помощи средств, к использованию которых их старшие коллеги оказались не расположены. «Нам есть чему поучиться у мира современного искусства в плане организации и подхода», — говорит Хорхе Колл.
Старые добрые времена, когда дилеры могли купить произведение на аукционе и сразу перепродать его своим клиентам с существенной наценкой, давно прошли. Теперь аукционные залы оккупируют хорошо подкованные частные коллекционеры. Безупречный дизайн и современная подсветка в новых пространствах Lullo Pampoulides и Colnaghi сделаны для того, чтобы произвести впечатление. «Мы хотим, чтобы галерея больше напоминала красивую современную квартиру», — говорит Андреа Лулло.

В последнем отчете TEFAF о состоянии рынка отмечается 33%-ное снижение суммарной стоимости работ старых мастеров, проданных в 2015 году, однако, по мнению сопредседателя отдела старых мастеров Sotheby’s Александра Белла, при оценке этого показателя необходимо учитывать, что предшествовавший 2014-й был «выдающимся годом». «Тогда у нас были работы из коллекции покойного герцога Нортумберлендского и графа Уорика. В сравнении с этим годом 2015-й, безусловно, проигрывает», — говорит он.

В следующем году результаты могут выглядеть совсем иначе лишь потому, что будет учтена продажа полотна «Лот и его дочери» Рубенса, ушедшего в июле на Christie’s за £40 млн с комиссией — это самая большая в истории сумма, отданная за живопись старых мастеров.

В марте на TEFAF уже в первый день работы ярмарки галерея Colnaghi продала старых мастеров на €12 млн, что служит доказательством того, что эту категорию еще рано списывать со счетов, несмотря на окружающий ее скепсис, исходящий как от сторонних наблюдателей, так и от некоторых дилеров старой закалки.